8 января
89 просмотров
0 0

Гитлер, мой сосед

Гитлер, мой сосед
Infopositiv.net

Во Франции издательством «Michel Lafon» выпущена книга британского историка
Эдгара Фейхтвангера «Гитлер, мой сосед». Она уже стала бестселлером.
Эдгар Фейхтвангер родился в 1924 г. в Мюнхене и жил со своими родителями, в большой квартире напротив дома, где в 1930 г. поселился Гитлер.
Из окна своей детской, когда малыш еще не знал, что он еврей, он ежедневно видел часового на посту перед домом главы нацистской партии, путь которого к власти на протяжении 1930 годов прошел на глазах у мальчика.
Эдгар Фейхтвангер вспоминает:
«После того как мы получили подтверждение об отъезде в Лондон, я не могу сдержать улыбки, когда смотрю на свет в окне Фюрера. Он не знает, что я смотрю на него, что я – здесь, у него под носом. Он даже не подозревает, что прямо
напротив его дома целых десять лет рос ребенок, который однажды даст показания. Мой пульс учащается, когда я так стою перед окном. Я еще до сих пор вздрагиваю, когда слышу в ночи шум мотора или звук шагов на лестничной клетке. Я смотрю на мебель, дверные ручки, за которые мне уже никогда не доведется взяться, лепку на потолке, тени на полу в залитой солнечным светом гостиной».
Эдгар Фейхтвангер ранее опубликовал свои мемуары в Германии, в издательстве, где работал его отец. Книга «Гитлер, мой сосед» написана как воспоминания маленького мальчика и его матери, дополненные сведениями о событиях, о которых они узнали в последующие годы и прямыми свидетелями которых они являлись.
Строгое и увлекательное повествование о жизни большой, зажиточной, образованной и культурной еврейской семьи, предки, которой обосновались под Нюрнбергом в XVI веке, ведется в хронологическом порядке с 1929 по 1939 годы. В нем гармонично объединяются сценки из повседневной жизни с политическими событиями, развивавшимися в то время под их окнами.
Эдгар был подвижным ребенком, проводившим свой досуг, в основном, на воздухе, в неутомимой беготне за обручем и ловле сачком мотыльков. На улице он иногда встречал знаменитого Гитлера, о котором так много говорили. Мальчик удивлялся его простецкой походке, в которой было так мало военной выправки, замечал у него волосы в носу и его малый рост.

Мама рассказывала Эдгару, что когда он был маленьким, его дядя, Лион Фейхтвангер, был известней Гитлера, и тот даже помогал ему надеть пальто, обращаясь к нему «герр Фейхтвангер» на террасе кафе Heck, где отец заказывал малышу лимонад. Мама рассказывала ему о своем детстве, о временах Веймарской республики до появления нацистов, до того как Адольф Гитлер стал канцлером.

Эдгар Фейхтвангер вспоминает:
«В Германии была демократия, и мы были свободны. Во времена великого кризиса, когда Мюнхен был очень бедным и вас могли ограбить на каждом углу, нищие на улице приветствовали нас, потому что знали книги моего дяди. Они приходили к нам домой, и мы делились с ними моей любимой едой — горячими, зажаренными до хруста сосисками. Утром мы уезжали вместе с Рози, жившей по соседству девушкой, которая любила меня как мать. Воспоминания вновь встают перед глазами… Рози пришлось уйти от нас после принятия радикальных законов. Мама часто ходила играть в теннис за домом. Папа иногда работал в гостиной».
«Писатели приходили к нему в гости, и я подавал им чай. Летом он посылал меня с книгами к друзьям-писателям. Я ходил к Томасу Манну с Рози и испытывал особую гордость о того, что сам нес упакованные и обвязанные бечевкой ценные книги, которыми они обменивались с отцом. По выходным мы отправлялись на великолепные озера, где снимали дома. Там мы проводили лето с близкими и друзьями. Да, я вспоминаю о детстве… Меня часто приглашали на дни рождения к товарищам арийцам. Тогда еще не говорили «арийцы». Тогда еще ничего не говорили. Не было никакой разницы. Сейчас мы не выходим из дома, и мама целыми днями рассказывает истории. Он говорит о своей молодости и моем детстве. Было весело, вспоминает она. Когда она говорит о тех временах, на ее лице вновь возникает улыбка, а я внимательно слушаю. Я забываю о задернутых шторах, сером небе и вышагивающих по мостовой ССовцах. Они с отцом могли гулять всю ночь напролет и, нетрезвые, но счастливые, возвращались домой. Это были безумные годы. Прекрасные годы, говорит мне она».
Однажды восьмилетний Эдгар вышел с няней на прогулку и увидел лидера нацистов, выходящего из дома, где тот жил в просторной квартире на третьем этаже. Гитлер был облачен в свой знаменитый подпоясанный плащ и мягкую фетровую шляпу. «Он смотрел прямо на меня. Кажется, без улыбки», — вспоминает Фейхтвангер. Несколько человек остановились поодаль, прокричав «Хайль Гитлер!» В ответ фюрер приподнял шляпу, «точно так же, как это сделал бы любой демократический политик», и направился к ожидавшей его машине. «Конечно же, несмотря на свои юные годы, я знал, кем он был. Он был канцлером, он доминировал на политической сцене», — говорит Фейхтвангер. Однако появление Гитлера в то время вызывало у Эдгара скорее любопытство, нежели страх. «Звучит так увлекательно, когда я рассказываю о том, что жил на одной улице с Гитлером… Но, право же, если ты видишь кого-то почти ежедневно, трудно предполагать, что эти люди могут изменить судьбы мира», — поясняет 88-летний Фейхтвангер.
В один из дней, набравшись храбрости, маленький Эдгар остановился прямо напротив парадной двери, чтобы убедиться, что на ней есть звонок с именем рейхсканцлера. «Гитлер приезжал в Мюнхен на выходные. Можно было сразу понять, что он дома по количеству машин у подъезда», — рассказывает Фейхтвангер. О появлении Гитлера возвещал визг шин кортежа из трех автомобилей, перевозивших его и вооруженную охрану. Был слышен топот кованых сапог. Прохожие останавливались, чтобы поприветствовать фюрера.
Эдгар был веселым, счастливым ребенком. Однако из месяца в месяц разговоры о политике все чаще возникали в их доме. Его родители, еще недавно такие внимательные, становились все более озабоченными. Мальчик и его учитель поневоле следили за политической жизнью, слушая дискуссии, которые его родители вели между собой и с приходившими к ним в дом гостями. Его дядя, Лион Фейхтвангер, очень знаменитый, большой интеллектуал, друг Брехта, написал памфлет на Гитлера. Его книга «Еврей Зюсс» продавалась также хорошо, как «Майн кампф», которая с 1929 г. является бестселлером. А вот дядя Бертольд, избежавший траншей, был, напротив, настроен против Веймарской Республики и прислушивался к речам нацистов: они смогут освободить Германию «от всей этой гнили, что нами правит», — говорил он. Подобно многим немцам Бертольд Фейхтвангер купил «Майн Кампф», но не читал ее и не принял той злобы, которую питал Гитлер к евреям.
По словам Эдгара Фейхтвангера, в школах, в том числе и в той, которую он посещал, активно насаждалась нацистская идеология. Один из учителей, к примеру, заставлял его и других учеников рисовать карандашом большую свастику на первой странице тетради. На другой странице детям приходилось перечислять главных врагов Германии – Британию, Россию и США.
К середине тридцатых годов, несмотря на то что намерения нацистов становились с каждым днем всей отчетливей, многие евреи в Германии отказывались признать существование угроз для их жизни. В 1936 г. старшая сводная сестра Эдгара повела его в кинотеатр, на фильм Лени Рифеншталя «Триумф воли». Вскоре его лучший друг Ральф перестал с ним разговаривать. Родители стали поговаривать об эмиграции. Отец нанес посетил своих сестер, уехавших в Палестину.
В марте 1938 года Эдгар наблюдал, как Гитлер в сопровождении нацистской свиты, на роскошном “Мерседесе” с открытым верхом, выезжал из мюнхенской резиденции – он торжественно перебирался в Австрию, присоединенную аншлюсом к Германии.
В этом году произошли ужасные события, перевернувшие дальнейшую судьбу семьи. Однажды ночью мальчик проснулся от криков на улице и увидел пылавшее пламенем небо за занавеской. Раздался стук в дверь, это было Гестапо. Началась печально знаменитая Хрустальная ночь.
После событий Хрустальной ночи жизнь семьи резко изменилась. «Мы чувствовали себя совершенно беззащитными.
К нам мог кто угодно войти и нас убить. И никто бы не смог нам помочь», — говорит Фейхтвангер. В течение шести недель они ждали весточки от отца – могло произойти наихудшее. О нем было известно лишь то, что его забрали в концлагерь Дахау в Мюнхене. Отец пришел совершенно неожиданно — больной, истощенный, обмороженный, но самое главное — живой.
Помогли родственники за границей: благодаря им Фейхтвангеры смогли получить туристические визы в Британию. В феврале 1939 года Эдгар на поезде выехал в Лондон. Отец доехал с ним до голландской границы и вернулся обратно – ему нужно было закончить оформление необходимых для выезда документов для себя и жены. В мае 1939 года в Британии семья, наконец, воссоединилась.
После войны Эдгару Фейхтвангеру удалось приехать в Мюнхен лишь в начале пятидесятых годов. Первым делом он направился к дому, где прошло его детство. Здание, где была резиденция фюрера, сохранилось; теперь в нем разместилось полицейское управление. В доме же Фейхтвангеров расположена адвокатская контора. Следы от нацистских страшилищ навсегда исчезли.(Валентинов.В.Д)

banner

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *